г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Тень на плетень

В интервью английской газете «The Financial Times» президент РФ В. В. Путин, в частности, сказал, что в «мировом сообществе» творится удручающая неразбериха из-за того, что либеральная идея исчерпала себя, а лидеры «цивилизованных» государств продолжают руководствоваться ею.

Владимир Владимирович, по своему обыкновению, наводит тень на плетень. На самом деле всё происходящее сейчас в мире объясняется тем, что окончательно и бесповоротно исчерпал себя капитализм. Разразившийся в 2008 г. мировой финансово-экономический кризис так и остался непреодолённым. Это значит, что начался третий этап общего кризиса капитализма. Всё это совпало с происшедшим в «мировом сообществе» тектоническим сдвигом: центр мирового капитализма переместился со своей родины, с Запада на Восток, теперь мировым капиталистическим хозяйством фактически «заведует» «коммунистический» Китай. На глазах становится мировой державой Индия. Стремительно наращивает мускулы Иран.

Для выхода из кризиса транснациональным монополиям требуется заполучить новые источники сырья, рынки, дешёвую рабочую силу. А этого можно добиться только путём передела «сфер влияния». И он начался. По сравнению с предыдущими переделами его особенностью является то, что начал его не потребовавший «места под солнцем» окрепший, вставший на ноги хищник, а хищник одряхлевший: пытаясь снова усесться на капиталистическом Олимпе и тем самым возвратить возможность безраздельного грабежа народов, империализм США, применяя «цветные революции», развернул «кампанию» по захвату стратегически важных регионов планеты. Но старческая немощь, поразившая дядюшку Сэма, не могла не сказаться: неудачи в предпринятых им попытках восстановить статус-кво стали преследовать его на каждом шагу. Этим, между прочим, и объясняется уморительность, сумбурность, эксцентричность поведения правящей верхушки США в лице президента Трампа: дядюшка Сэм не может осознать, что «вожжи истории» уже не в его руках, и поэтому его выводит из равновесия, порождает у него нервозность то обстоятельство, что прежде бравшие под козырёк партнёры вышли из повиновения, что всё у него пошло наперекосяк. Но добровольно уйти на задворки истории он не намерен, и поэтому «рвётся из сил и из всех сухожилий», чтобы снова взять в свои руки бразды правления «мировым сообществом».

В схватке за захват «спасительной» добычи США поддерживают европейский, японский, южнокорейский капитал, южноамериканские вассалы. Американскому империализму с его лагерем противостоит «коммунистический» Китай, сторону которого явно держат «демократическая» РФ, Мексика, Куба, Боливия. Как в одном, так и в другом стане вступивших в противоборство хищников нет и быть не может монолитного единства. Каждая из входящих во враждующие стаи особей подсобляет вожаку постольку, поскольку её интересы совпадают с интересами вожака. Это особенно видно на примере ФРГ: поддерживая санкции США против РФ, она, несмотря на все усилия дядюшки Сэма заставить её правительство отказаться от строительства «Северного потока-2», игнорирует это его категорическое требование.

Пытаясь обессилить «коммунистический» Китай, США вначале организовали против него скрытую экономическую диверсионную борьбу. Теперь эта борьба приняла открытые формы, т. е. дядюшка Сэм начал против своего конкурента торговую войну. Но и она, разумеется, не принесёт ему лавров победы. Тогда заокеанским «демократам» ничего не останется, как пустить в ход военную дубину. Собственно, они уже и взялись бы за неё, но теперь не те времена: теперь уже невозможно отсидеться за океаном, теперь он не спасёт от сокрушительного ответного удара. Поэтому сейчас эти «охранители» и «защитники» демократии и гуманизма хлопочут над созданием оружия, которое позволит нанести по конкурентам уничтожающий «превентивный» удар, что должно обезопасить их от возмездия.

Таким образом, человечество приближается к очередной военной катастрофе. Но помимо её над ним нависает угроза другой катастрофы — экологической.

Владимир Владимирович, однако, не сознательно наводит тень на плетень. Как всякий менеджер «работодателей», он не может жизни представить без частной собственности. Поэтому он и мысли не может допустить, что она «смертна», что её век должен закончиться, что она содержит «изъяны», расстраивающие жизнь общества, что может угрожать его существованию и т. п. И поэтому когда в мире происходят какие-либо «аномалии» и «катаклизмы», то для Владимира Владимировича, как и вообще для всех менеджеров «работодателей», частная собственность остаётся вне подозрений, причину всего этого он видит в «ошибках», «упущениях» и т. п. лидеров государств, экономистов и т. д. И при этом он демонстрирует непонимание самых что ни на есть элементарных вещей. Взять хотя бы этот его тезис о вредоносном действии исчерпавшей себя пресловутой либеральной идеи: ведь разве что только воспитанники детского сада не знают и не понимают, что владельцы частной собственности и их челядь не руководствуются какой-либо идеей как таковой, ими руководит «одна — но пламенная страсть» — страсть к наживе, ради которой эти «демократы» и «гуманисты» не останавливаются ни перед какими зверствами и преступлениями.

Владимиру Владимировичу вследствие всего этого не дано понять, что К. Маркс сделал вывод о неизбежности гибели капитализма не с бухты-барахты, а на основе изучения законов истории. О существовании этих законов Владимир Владимирович, разумеется, не подозревает, он непоколебимо убеждён, что историей распоряжаются по своему усмотрению «национальные лидеры». Но со времён Гегеля известно, что развитие истории есть законосообразный процесс, т. е. процесс, не зависящий от воли, произвола, прихотей, капризов и т. п. тех или иных личностей, какими бы властными полномочиями они были бы ни наделены. История развивается по своим законам, и она своих приговоров не отменяет. И вынесенный ею смертный приговор капитализму приведёт в исполнение сила, которая пока вроде ничем не проявляет себя на международной арене. Эта сила — международный рабочий класс. Она пробуждается и растёт. И за то, что она встанет во весь свой грозный рост, ручается не кто-нибудь, а сам империализм: так же, как он создал условия для установления господства оппортунизма в международном рабочем движении, так сейчас он собственными руками лишает этот оппортунизм питательной среды.

Буржуазия, как обычно, стремится выкарабкаться из кризиса на спине трудового люда. Поэтому она не может не усиливать эксплуатацию, грабёж рабочего класса, трудящихся, народа. Пользуясь гибелью социализма в СССР и других странах, капитал повёл против рабочего класса наступление по всему фронту, ограничивая отвоёванные им у «работодателей» права, отбирая у него все подачки, которые он был вынужден швырнуть ему с барского стола для предотвращения «революционного экстремизма». Всё это, естественно, не могло не вызвать протест трудящихся. Выражением его, например, стало движение «жёлтых жилетов» во Франции. В «мировом сообществе» явно зарождается революционная буря. Самый лучший, надёжный барометр, безошибочно показывающий её приближение, — это поведение буржуазии. Классовый инстинкт никогда не подводит её в предупреждении о надвигающихся на неё опасностях. И это поведение свидетельствует: приближается буря!

Происходит фашизация «демократических» государств. При этом мы имеем в виду не только, вернее, не столько Украину и прибалтийские страны, которые не играют особой роли в жизни «мирового сообщества» и где «демократия» находится в «юном» возрасте, сколько старожилов «демократии», т. е. крупные европейские государства. В них всё больший вес набирают правые, по сути, фашистские силы. И они начинают править бал не только в Европе, но и в Латинской Америке. Например, президент Бразилии Жаир Болсонару придерживается крайне правых политических взглядов: выступает за борьбу с «социалистической угрозой» и с иммиграцией. И он здесь не одинок. Группа южноамериканских лидеров на саммите в чилийском Сантьяго приняла решение о создании нового регионального блока PROSUR. Его членами станут Аргентина, Бразилия, Колумбия, Чили, Эквадор, Парагвай и Перу. Все эти страны входили в Союз южноамериканских наций (UNASUR), созданный в 2008 г. В нём они больше не желают состоять, так как, по мнению их лидеров, в UNASUR превалирует «дух социализма». Но когда буржуазия меняет «демократические» порядки на фашистские? Когда видит, что «демократическими», парламентскими методами нельзя удерживать массы в повиновении, послушании.

Всё более и более усиливается истерия антикоммунизма, антисталинизма. Столпы «демократии» пытаются внушить массам, что Гитлер и Сталин, нацизм и сталинизм — это одно и то же. Почему же буржуазия стращает трудящихся, народы жупелом «тоталитаризма», «сталинщины», если с социализмом и «коммунистической догмой», как она считает, покончено? Потому что видит, что возмущение масс «демократическим» раем приближается к состоянию «критической массы», что трудящиеся начинают понимать, что такое сталинизм и, сознавая, чем для неё закончится их окончательное прозрение, пытается предотвратить это внушением им того, что сталинизм, дескать, представляет для них кошмар и ужас.

Владимир Владимирович, «вразумляя» лидеров «цивилизованных» государств, конечно, не понимает, что тем самым ставит себя в смешное положение. Не понимает он, разумеется, и того, что новоиспечённая российская буржуазия, которой он верой и правдой служит, — плод игры истории: она появилась на свет божий тогда, когда история начала отсчитывать последние часы существования на нашей многострадальной планете частной собственности.

Иван Комаров.

Обратная связь