г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Кто спасёт дом Лобановых?

Этот двухэтажный старый дом на углу ул. Пушкина и Старо-Московской в Орле в советское время был экскурсионным объектом. На перекрёстке двух старейших городских улиц останавливались автобусы с туристами и экскурсоводы рассказывали, что в 1879 году здесь, в доме своих бывших крепостных Лобановых гостил Иван Сергеевич Тургенев. Именно он в свое время помог бывшему крепостному своей матери Льву Лобанову купить этот дом в Орле. И был этот Лев не просто крепостным, а «старшим конторщиком», считай — управляющим в Спасском, даже знал французский язык. Более того, Лев Лобанов всего на год моложе Ивана Тургенева, они росли вместе. Знаменитый писатель еще при жизни матери просил ее позаботиться о судьбе Льва и его брата Федора. Но вольную они получили из рук Ивана Сергеевича, а не Варвары Петровны.

С советских времен и до сих пор на доме висит мемориальная доска, на которой написано, что родственники Лобановых были прототипами героев некоторых рассказов Тургенева. Но в 2018 году — году 200-летия нашего знаменитого земляка — чуть ли не единственное уцелевшее в Орле здание, где он бывал, стояло без окон, без дверей, потому что второе десятилетие 21 века дом этот встретил будучи в аварийном состоянии. А в 2015 из него были выселены последние жители. Один факт такого архитектурного долгожительства (дом был построен еще до покупки его Лобановым) — уже достопримечательность. Интересен он и тем, что с ним связаны не менее любопытные судьбы потомков бывшего крепостного Тургеневых.

Один из них — Александр Владимирович Петров недавно сам напомнил о себе. Нынешний пенсионер, он в 1973 году с золотой медалью окончил орловскую школу № 27, а еще через пять лет получил диплом Московского государственного историко-архитектурного института по специальности «Организация управленческого труда в госучреждениях». А. В. Петров начинал свою трудовую биографию в подмосковном Хотьково, в НПО «Лакокраспокрытие». Потом работал в подмосковном Калининграде в обществе «Знание», был ответственным секретарем его Московского областного отделения, учился в Высшей партийной школе, до развала СССР успел год поработать в Мытищинском горкоме парии. Его опыт профессионального управленца оказался востребованным и в новейшей истории. Потомок крепостных А. В. Петров занимал руководящие должности в администрации Московской области, после создания ЦФО работал федеральным инспектором в том же регионе.

В Орле живет его престарелая мать. И, бывая в родном городе довольно часто, Александр Владимирович озаботился судьбой дома своих предков. Нет, речь идет не о попытке реституции. Александр Владимирович вполне советский человек и далек от такого рода идей и намерений. Но видеть, как разрушается историческое здание в родном городе — это больно даже постороннему человеку. А тем более — если в этом доме жили твои предки!

К активным действиям Петрова подтолкнуло одно из постановлений администрации Орла, в котором декларировался капитальный ремонт дома Лобановых к юбилейному тургеневскому году. Постановление-то было, а вот ремонт так и не начался. И тогда Петров решил сам побеспокоить ответственных лиц региона. Начал с «Народного фронта». Но как теперь признаётся сам Александр Владимирович, вся его энергия на этом направлении ушла в свисток. Орловский «Народный фронт» не помог ему. Хорошо зная по публикациям в газете «Орловская искра» Валентину Остроушко, Петров решил обратиться к ней — уже как к заместителю председателя областного Совета. Но высокопоставленные чиновники, с которыми ему помогла встретиться Остроушко, тоже лишь на словах разделили озабоченность потомка Лобановых.

Но пенсионер не сдался. Теперь А. В. Петров пытается найти общий язык с орловским городским управлением муниципального имущества, чтобы с его помощью отыскать для дома Лобановых арендатора. Условия аренды самые что ни на есть льготные (они давно обкатаны в Москве и Московской области, как утверждает Петров) — за 1 рубль сроком до 49 лет. Главное, чтобы арендатор готов был вложить деньги в восстановление здания с сохранением его исторического облика. Надо сказать, что в Орле уже есть подобный прецедент: один из домов, включенных в реестр памятников истории и культуры регионального значения, сдан в аренду на таких условиях (на ул. 1-й Посадской). Дом Лобановых пока что ждет своего спасителя.

Александр Владимирович Петров хочет привлечь внимание потенциальных меценатов к дому своих предков. А чем интересны старинные здания? Своим внешним обликом, архитектурой и еще человеческими судьбами, с ними связанными.

Дом на углу 1-й Новосилькой (с 1937 года — Пушкинской) и Старо-Московской был построен по проекту губернского архитектора Тибо-Бриньоля. К слову, в одном из самых известных зданий того же автора теперь расположен музей Тургенева. Как утверждает Александр Владимирович, дом его предков в своем архитектурном облике не претерпел существенных изменений с тех пор, как стал собственностью Лобановых. Кирпичный низ, деревянный верх. Типовая городская архитектура 19 века.

Но привлекательность таких зданий сегодня как раз и определяется их исключительностью в современной городской застройке: типовая в 19 веке, она становится особенной и неповторимой в наши дни. Вот в таких домах жили орловчане во времена Тургенева. И, что не менее примечательно, — долгое время после него. Вплоть до 2015 года! И то, что когда-то было почти роскошью, оказалось однажды унизительной бедностью. Право, есть о чем задуматься неравнодушному орловскому обывателю, чиновнику и другим принимающим ответственные решения лицам. И именно сегодня!
А если заглянуть в историю потомков крепостных Лобановых, родившихся и выросших в том доме, то мы увидим отразившиеся в судьбах конкретных людей превратности нашей непростой отечественной истории.

Лев Лобанов умер в 1888 году. У него было два сына — Иван и Николай. Последний стал родоначальником, как говорит А. В. Петров, «московской ветви» семьи. А вот трое сыновей и пятеро дочерей Ивана Львовича росли в доме на орловском перекрестке. Сыновья стали врачами. Все трое. Старший, Валерьян, участвовал в гражданской войне, служил в Красной армии и был убит на Южном фронте в 1919 году. Средний брат, Иван Иванович, с двадцатых годов жил и работал в Абхазии и ушел на пенсию в звании заслуженного врача Абхазской АССР с должности главного врача Сухумского морского порта. Он построил свой дом в Сухуми. Младший, Илья Иванович, долгие годы возглавлял Бронницкую районную больницу в Подмосковье.

По-разному сложились судьбы сестер Лобановых. Все они получили приданое от ярославских помещиков Балашовых, у которых одно время служил их отец Иван Львович. Одна стала учительницей, другая вышла замуж за известного московского юриста, третья — за больного туберкулезом студента, и долгие годы лечила его, потратив и свое приданое, и собственное здоровье. Так получилось, что в отчем доме в Орле после революции и гражданской войны остались только две дочери Ивана Львовича — незамужняя Люба (она работала главным бухгалтером на орловском хлебозаводе) и Ольга, ставшая впоследствии бабушкой А. В. Петрова. В тридцатых годах дом юридически принадлежал ей. Но в 1937 Ольга Ивановна отказалась от права собственности, подарила дом государству и переехала к мужу на соседнюю 2-ю Новосильскую. К тому времени старинный особняк давно уже превратился в «уплотненное», многоквартирное жилище и только формально имел частного владельца.

Из воспоминаний бабушки Ольги А. В. Петров пересказывает один яркий эпизод времен Гражданской войны. Однажды, в 1919 году, услышав за окном выстрелы, Ольга Ивановна выбежала на Старо-Московскую и увидела белогвардейского офицера, которого она по уже устоявшейся в городе советской традиции окликнула обращением «товарищ». На что офицер отреагировал сразу и жестко: «Товарищей больше нет и никогда не будет, барышня!» Эта-то самоуверенность и запомнилась, ведь деникинская армия не надолго задержалась в Орле.

Один из орловских краеведов сейчас пишет книгу, в основу которой будут положены истории наиболее известных орловских семей. В том числе и семьи Лобановых. Наверное, это будет интересное чтение. Хорошо бы еще сохранить и то, что осталось из числа материальных свидетельств истории города и его жителей. Чтобы было что показывать туристами или хотя бы важным гостям! Дом на перекрестке Старо-Московской и Пушкинской, например. Он еще не разрушен, как другие его современники. Ау, меценаты!

Андрей Грядунов.

 

Обратная связь