г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Зигзаг истории

К вопросу о бесперспективной работе по строительству дороги вспять

Как известно, уровень цивилизации в решающей мере определяется состоянием воспроизводства интеллектуальных благ. При этом речь идёт не только о научных отчетах, проектах, описаниях технологий, открытиях и изобретениях, патентах, литературных, музыкальных, художественных произведениях, творениях искусства. К интеллектуальным продуктам нужно причислять ещё и то, что повседневно содействует повышению устойчивости семейных, рационализации коммунальных отношений, благоприятствуют развитию международного сотрудничества и т. д.

Но далеко не все проекты и изобретения, не все художественные произведения следует относить к интеллектуальным благам, подобно тому, как к материальным благам нельзя относить, например, производственный брак, наркотики, предназначенные не для медицинских целей, и т. п. Достаточно вспомнить, сколь различное влияние на динамику общественного прогресса оказали такие продукты коллективного интеллектуального труда, как план ГОЭЛРО и план «Барбаросса».

Аналогично, странно было бы относить к интеллектуальным благам систему законов, облегчивших уничтожение советской промышленности и кооперированного сельского хозяйства, позволивших ввергнуть ряд стран в жесточайший демографический кризис. И уже совсем смешно считать интеллектуальным благом такой продукт одичавшего мышления, как снос памятников труду отцов и дедов, несущих информацию об истории успешных открытий и серьёзных заблуждений творцов нынешней цивилизации.

Соответственно, к интеллектуальным благам относятся не сны единомышленников Веры Павловны, а продукты умственного труда Н. Чернышевского, подарившего нам эти сны в качестве эмоционального инструмента идеологического образования. И точно так же интеллектуальным благом стали не размышления предшественников Д. Менделеева о потенциале естественных наук, а включенная им в научный оборот таблица периодических химических элементов.

Вывод таков, что под интеллектуальными благами следует иметь в виду те продукты умственного труда, которые реально включаются в процесс воспроизводства общественного богатства, в форме знаний и умений, развивающих ранее накопленный творческий потенциал человеческого рода. В том числе в сферах технического, технологического, научного, образовательного, художественного творчества, управленческой деятельности.

Поэтому те продукты умственного труда, которые не содействуют процессу воспроизводства общественного богатства, а тем более тормозят его рост, должны рассматриваться в качестве непроизводительных либо даже деструктивных затрат энергетического потенциала человеческого рода.
Поскольку, в конечном счете, общественный прогресс реализуется с использованием многовариантных проб и осмысленного преодоления ошибок, то определение, в каких случаях в результате труда создаются материальные и интеллектуальные блага, а в каких случаях продукты труда оказываются бесплодно, либо даже деструктивно потраченными — это обычно устанавливается postfactum.
Обратимся к фактам российской истории за последние 120 лет и сопоставим три периода.
Первый — 1897—1916 гг., когда в качестве мегапродукта общественного сознания преобладали идеи веры в Царя, в Бога и в полуфеодальное Отечество. В то двадцатилетие темпы роста ВВП на душу населения составили примерно 2,4% в год.

Второй период — 1917—1989 гг., когда в качестве предпочтительной формы государственного устройства были признаны Советы трудящихся, приоритет общественной собственности на основные средства производства, ориентация на принцип: от каждого по способности, каждому по труду. Поскольку, несмотря на противодействие внешних и внутренних сторонников альтернативных идей, был достигнут среднегодовой рост ВВП на душу населения 7,1%, то ясно, что усилиями большинства наших граждан в этот период удалось создать такой продукт их общественной деятельности, который правомерно считать интеллектуальным благом.

В этой связи примечательно, что благодаря производству такого вида интеллектуальных благ, как новые знания и умения в государственном строительстве и в экономическом переустройстве общества, появилась возможность повысить не только темпы роста материального производства, но и ускорить развитие ряда показателей интеллектуального прогресса (табл. 1).

 

А теперь посмотрим, как следует оценить результаты интеллектуального труда тех социальных групп нашего общества, которые пришли к выводу, что следует отказаться от советского опыта в пользу капиталистического способа мироустройства.

Итог впечатляет: в 1991—2018 годах среднегодовой темп роста ВВП на душу населения снизился до 0,1%. Одновременно численность населения страны сократилась более чем на 5 млн. человек, рождаемость упала примерно на одну треть. Масштаб отчуждения основной массы населения от присвоения создаваемого общественного богатства в показателях децильного коэффициента увеличился с 1 к 4 до 1 к 17, и т. д.

Как видим, в постсоветский период затраты умственного труда, управлявшего накопленными ресурсами, оказались израсходованными деструктивно — на нелёгкой работе по строительству дороги вспять. И это лишь один из многих исторически зафиксированных примеров того, что движение вспять — не случайный зигзаг истории. Но при этом не забудем, что, как то не раз бывало в прошлом, со временем, позитивный тренд общественного прогресса должен будет восстановиться даже в интеллектуально ослабленной России.

Причём, напомним, что исторический опыт свидетельствует: восстановление ранее утраченного интеллектуального потенциала вполне возможно — в результате внутриобщественного осознания необходимости смены деструктивно управляющих социальных групп, как то, например, было продемонстрировано в ходе преодоления в Китае последствий «культурной революции» 1966—1976 гг.

Иначе в постсоветской России. Здесь осторожные попытки использования внутренних ресурсов для восстановления тренда интеллектуального прогресса оказались краткосрочными и неустойчивыми. В итоге уже в первом десятилетии 21 века процесс отчуждения основной массы населения от общественно эффективного труда в РФ вновь ускорился, а иллюзия относительного благополучия всё больше консервировалась расширением занятости в непроизводственной сфере, особенно в службах идеологического и физического подавления трудящихся.

Поэтому нельзя забывать, что история знает много примеров, когда восстановление интеллектуального прогресса вынужденно начиналось в результате внешнего давления объективной тенденции развития мировой цивилизации. Таковыми, в частности, в прошлом веке были последствия уничтожения фашизма в Европе и колониального господства Японии в Азии — в ходе Второй мировой войны.

В исторически известной нам динамике можно выделить несколько этапов развития интеллектуального прогресса: от первого, который проявился в примитивных формах чувственно-образного мышления — в целях роста производства физиологически необходимого минимума материальных благ, до третьего, ориентирующего производство прибавочного продукта на устойчивый макрорегиональный рост частной собственности, что позволило в последние примерно 600 лет радикально ускорить развитие науки, образования, здравоохранения, культуры и искусств, повысить темпы роста национального дохода в мире примерно в 10 раз и рост численности населения примерно в 17 раз.

По нашему мнению, однако, третий этап интеллектуального прогресса достигает своего предела, когда система всемирного разделения и кооперации труда принимает форму объединённого многоотраслевого промышленного и банковского монополистического капитала, ожесточённо конкурирующего за перераспределение прибавочного продукта, создаваемого не только внутри страны, но и в зарубежных, особенно колониально зависимых странах.

Поскольку паразитический характер этих отношений становится всё более очевидно угрожающим общественному прогрессу, объективно сознание растущей части населения постепенно должно подняться — до понимания необходимости перехода к четвёртому этапу интеллектуального прогресса.
Особенность данного этапа видится в таком повышении уровня общественного знания и способностей его практического использования, которые позволят преодолеть отношения отчуждения производителей от производства и присвоения прибавочного продукта в мировом масштабе. Обеспечить участие в общественно полезном труде всего дееспособного населения, повысить уровень научно обоснованного управления развитием народного хозяйства в мировом масштабе.

По нашему мнению, в настоящее время человечество переживает период перехода от третьего к четвёртому этапу. Причём реализуется этот переход в форме «приливов» и «отливов», многовариантных проб, оценки допущенных ошибок, поиска предпочтительных выводов и последующих практически значимых решений.

Пока что трудно сказать, как долго продлится этот переходный период, но общая тенденция понятна и позволяет предвидеть следующие закономерности развития общества на четвёртом этапе интеллектуального прогресса:

— приоритетное огосударствление собственности монополистических объединений;
— расширение международной кооперации этой деятельности с теми странами, которые в большей мере ориентированы на ускорение экономического и социального прогресса в мировом масштабе;
— идеологическое и силовое противодействие тем социальным группам внутри страны и за рубежом, эгоистические интересы и действия которых объективно являются тормозом общественного прогресса;
— создание условий ускорения развития наук, обеспечивающих повышение интеллектуального потенциала технико-технологического и социального прогресса.

Следует ожидать, что под действием указанных тенденций будет всё более явственно проявляться всеобщий закон роста производительности умственного труда.

И. Б. Загайтов,
д. э. н., профессор,
Н. А. Турищев,
к. э. н.

 

Обратная связь