г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Женщин бьют!

Общественная организация «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) распространила специальное обращение в связи с очередной попыткой прозападного лобби «навязать нам свою мораль». И если бы только мораль! Речь идет о законопроекте «О профилактике семейно-бытового насилия», который лоббисты хотят сделать частью российского законодательства. По мнению специалистов РВС, вместе с ювенальной юстицией это еще одна попытка создать правовой механизм разрушения института семьи.

На этот раз наши «заклятые партнеры» вместе со своими единомышленниками внутри страны, активно действующими в виде различных НКО, вдруг озаботились положением женщин в семьях. И повод для «тревоги» нашелся: недавно в Европейском суде по правам человека слушалось дело некой российской гражданки из Ульяновска, которую преследовал и истязал бывший сожитель. Женщина обратилась в ЕСПЧ, потому что российская правоохранительная система якобы не смогла ее защитить от насилия со стороны бывшего любовника.

Когда преследуют и, тем более, бьют женщин, это, конечно, очень плохо. Но в российском законодательстве немало статей Уголовного и Административного кодексов, предусматривающих наказание за разного рода насилие. Об этом подробно говорится в обращении РВС. И ладно бы, ЕСПЧ вмешался в наши российские дела с намерением защитить гражданку из Ульяновска от некомпетентности или безответственности российской полиции, которая не захотела или не смогла должным образом отреагировать на просьбы о помощи. Так ведь нет! Европейский суд занялся «промыванием мозгов». А «иностранные агенты» в лице различных НКО подхватили посыл и настаивают на выделении в особую группу законов о семейном насилии, ссылаясь при этом на якобы катастрофическую российскую статистику.

Но она почему-то расходится с реальной. По данным РВС, картина следующая: от членов семьи у нас страдает чуть больше 10 процентов всех жертв насилия. Значит, абсолютное большинство таких пострадавших получают свои синяки и травмы различной степени тяжести вне дома, от посторонних лиц. Есть данные и чисто семейные: в 2017 году, например, в семьях было убито 1060 человек. Из них 756 мужчин и 304 женщины. То есть говорить о том, что именно женщины в России чаще всего становятся жертвами семейного насилия, как минимум, не корректно. При этом аналитики РВС отмечают, что нет никакой статистики, от чьих рук страдают эти женщины. Может, это вовсе и не мужские кулаки. Ведь в семьях есть еще и сестры, и матери, и свекрови.

Но оставим логику цифр в стороне. Проблема в том, что прозападное лобби пытается навязать нам особую идеологию, и, если хотите, сломать наши мировоззренческие коды. Ведь под понятие «семейное насилие» наши «цивилизованные» оппоненты подводят даже «причинение неудовольствия». Накричал на жену — насилие, поссорились — насилие, ну, а если еще и кулаком по столу стукнул — вообще — акт неслыханной агрессии. При этом, подчеркивает РВС, методы обработки массового сознания у сторонников нового правового подхода просто фантастические: показывают отрубленные ноги и руки и подкладывают под отдельные случаи очевидной жестокости статистику, куда включены и факты, которые у нас принято описывать фразой: «Милые ругаются — только тешатся». Тем не менее, появляется повод кричать: «Даешь отдельное законодательство о семейном насилии!»

В деле гражданки из Ульяновска, которую преследовал бывший сожитель, Европейский суд, отмечают специалисты РВС, руководствовался той логикой, что мужчина проявлял к пострадавшей некие насильственные действия не потому, что она была в любовной связи именно с ним «со всеми вытекающими отсюда страстями и амбициями», а просто «по признаку пола». Вот такой он женоненавистник!

За избиение кого бы то ни было кем бы то ни было и в России наказывают. Если следствие зачастую срабатывает плохо и не доводит дело до суда — это вопрос уже не законодательный, не идеологический, а профессиональный, вопрос компетентности дознавателей и их ответственности за порученное дело. Но в том-то и проблема, что нашим «цивилизованным партнерам», похоже, очень не терпится сломать традиционные представления о семейных отношениях мужчины и женщины. Как же, как же — женщин бьют! А они в правовом вакууме! И хотели бы просить помощи, да не у кого!

А ведь та же статистика свидетельствует: замужние женщины реже обращаются с заявлениями в полицию по поводу агрессии со стороны мужей. А почему? Да потому что — муж, близкий человек, которого когда-то сама выбрала! Но кому-то очень хочется разрушить эту сложную и взаимопроникающую ответственность друг за друга, которая веками складывалась в русских семьях. Кому-то хочется, чтобы наши мужчины и женщины были не мужьями и женами, а только «партнерами», равноправными и равноудаленными друг от друга, на страже интересов которых стояли бы либеральные НКО и отдельный свод законов.

Заметьте, в ульяновской истории речь идет о сожительстве, а не о браке. Но ЕСПЧ и наших продвинутых правозащитников это совсем не волнует, потому что само понятие брака в современной секулярной цивилизации не имеет никакой ценности и значимости. Это только русский поп мог сказать когда-то: «Ну что же ты, матушка! Согласилась на блудное сожительство с кем попало, а теперь жалуешься, что все пошло не так, как хотелось?»

Логика ответственного нравственного выбора уже не является доминирующей в современном обществе. Как и понятие греха. И не многие старшие говорят сегодня младшим: постарайтесь с самого начал жить набело, по заповедям, без помарок, чтобы потом не было мучительно больно…». Нет, современное понимание свободы предполагает практически любое удовлетворение своих прихотей и желаний, а последствия рассматриваются вне контекста духовно-нравственного бытия человека.
Вот и рождаются законопроекты, которые, как отмечают аналитики РВС, фактически лишают членов семьи даже возможности примирения, «так как попытка примирения квалифицируется как преследование».

Как и в случае ювенальных проектов, предусматривающих вместо помощи обездоленным семьям лишь принудительное изъятие детей из семьи, так и в случае «профилактики семейно-бытового насилия» идеологи феминизма и «либертарианского» понимания прав человека настаивают на самых решительных мерах, которые, как отмечают специалисты РВС, идут вразрез даже с такими основополагающими принципами юриспруденции, как презумпция невиновности, обеспечение обвиняемому права на защиту, свобода оценки доказательств и т. д. Все эти правила существуют для того, чтобы избежать возможных ошибок, не перегнуть палку, не осудить невиновного, что в случае семейных отношений означает еще и — не разрушить семью, по крайней мере, сделать все возможное, чтобы этого не случилось. Но лоббисты нового законопроекта, по-видимому, ставят пред собой иные, диаметрально противоположные цели.

Семью недаром называли в нашем недавнем прошлом ячейкой общества. Разрушь такие ячейки, где все держится не только на рациональном соблюдении баланса интересов, но еще и на более сложных и глубоких связях, и таким обществом будет очень легко манипулировать. Ведь если муж и жена «не едина плоть», а всего лишь временный взаимовыгодный союз «по интересам» двух особей разного (а то и одного) пола, то разве можно говорить о единстве и преемственности рода, народа, страны?
В таком случае для будущих (или уже — нынешних?) хозяев мира открываются поистине далеко идущие перспективы…

Андрей Грядунов.

 

Обратная связь