г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Выйти из-под кредитного пресса

Полемика Иконникова и Силуанова о предпочтениях Минфина

9 октября на заседании Совета Федерации первый заместитель председателя правительства, министр финансов А. Силуанов отчитывался перед сенаторами за исполнение бюджета 2018 года. После его доклада член Совета Федерации В. Иконников по существу вступил с ним в полемику. Мы поинтересовались у сенатора, что заставило его это сделать. Но прежде, чтобы было понятно, о чем шла речь, — выдержка из стенограммы заседания.

«А. Г. Силуанов.
— Повышение темпов роста и повышение роста благосостояния были нашими основными задачами.
За прошлый год экономика выросла на 2,3 процента, рост реальных заработных плат составил 8,5 процента, реальные денежные доходы — 1,1. Действительно, за прошлый год наконец нам удалось стабилизировать бюджет, мы вышли на такое состояние, когда бюджет не зависит (ну, в меньшей степени, будем так говорить), практически не зависит от внешних факторов, включая санкционные режимы и цены на энергоресурсы. Мы начали пополнять Фонд национального благосостояния в прошлом году. В два раза повышен МРОТ, число бедных сократилось у нас на 500 тысяч человек. Во всяком случае, много чего было сделано.

Прошлый год — это год, когда мы подводили итоги реализации майских указов 2012 года, которые явились основанием для выработки национальных проектов на предстоящий шестилетний период. Мы выполнили задачу по обеспечению темпов роста заработных плат в бюджетной сфере, мы выполнили задачу по переселению граждан из аварийного жилья. Сложные задачи были. К сожалению, нам не удалось выполнить цели, поставленные в области экономики, — не обеспечен рост инвестиций, производительности труда и так далее.

Конечно, мы не так вовлекали регионы, как требовалось. Потому что основные задачи в области социального развития, инвестиций, конечно, решаются на уровне субъектов Российской Федерации.
Если говорить о региональных финансах, то действительно за 2018 год они продолжали свое оздоровление. Действительно, исполнили бюджет с профицитом за 2018 год 70 регионов (а за 2017 год — 38). Долг сократился в 66 субъектах Российской Федерации.

Поэтому, уважаемые члены Совета Федерации, оздоровление произошло и в бюджетах субъектов Российской Федерации… (микрофон отключен) …и выводы, которые мы сделали…

Председательствующий:
— Включите микрофон, пожалуйста.

А. Г. Силуанов:
— Выводы по итогам 2018 года, которые мы сделали, использованы и внедрены уже при новых подходах к бюджетному планированию на предстоящую трехлетку.

Председательствующий:
— Спасибо, Антон Германович. Вопросов не избежать, их много. Пожалуйста, начинаем. Василий Николаевич Иконников.

В. Н. Иконников, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Орловской области:
— Уважаемый Антон Германович! В 2018 году регионы затратили на обслуживание государственного долга 111 млрд. рублей. Если мы сложим несколько факторов, которые влияют на устойчивость региональных бюджетов, и будем их учитывать — это сам долг и затраты на его обслуживание, плюс сверхплановые расходы по софинансированию некоторых нацпроектов, которые достигают у ряда регионов 40 процентов, плюс затраты по так называемым нефинансируемым мандатам…

Не пора ли с 2020 года возобновить замещение банковских кредитов субъектов Российской Федерации на бюджетные в размере 405 млрд. рублей, предусмотрев эти ресурсы в трехлетнем бюджете 2020—2022 годов? За четыре года вложенные средства окупятся с лихвой.

А. Г. Силуанов:
— Да, действительно, процентные расходы остаются еще высокими, в первую очередь это процентные расходы по кредитам коммерческих банков. Мы с вами приняли решение о реструктуризации, и сейчас, в ходе рассмотрения бюджета на предстоящую трехлетку, готовы и дальше продолжать работать над облегчением долгового бремени в части обязательств перед федеральным бюджетом.

Вы говорите: давайте возобновим бюджетные кредиты. Но мы этот инструмент использовали как антикризисную меру. И, помните, сначала у нас объем бюджетных кредитов составлял 20—30 миллиардов в год, потом где-то 100—200—300 миллиардов в год. И потом, мы видим, большой объем в том числе и бюджетных кредитов приводит и к большой закредитованности субъектов Российской Федерации. Несмотря на то, что проценты низкие, платить долг все равно нужно — пришлось реструктурировать. Боюсь, что сейчас мы можем опять в такую же ситуацию попасть. И мы говорим о том, что для текущих целей у нас есть кредиты казначейства, которые предоставляются в течение финансового года. Если есть кассовые разрывы, казначейство всегда помогает.

Поэтому говорить о таком масштабном возобновлении бюджетного кредитования я, честно говоря, сейчас не стал бы, не та ситуация, не критическая ситуация в субъектах с точки зрения долга. Наоборот, она выправляется. И мы договаривались о том, что этот инструмент антикризисный. Может быть, давайте будем иметь его в виду, но пользоваться им сейчас пока, мне кажется, нет необходимости…

В. Н. Иконников:
— Уважаемые коллеги! Мы постоянно обращаем внимание правительства на то, что сохраняются риски в обеспечении устойчивости бюджетов субъектов Российской Федерации, а также местных бюджетов, связанные с существенным объемом долговых обязательств.

Хотел бы обратить внимание правительства на то, что действительно ситуация, согласен, некритическая для регионов, но она существенно сковывает развитие субъектов и является непосильной ношей все-таки.

Если мы посмотрим внимательно на структуру распределения бюджетных кредитов по регионам, то увидим там очень интересную картину: некритическая ситуация для восьми регионов, которые вообще не имеют коммерческого долга и на 100 процентов кредитуются из федерального бюджета. Это регионы с достаточно хорошими экономическим потенциалом и доходной базой. Плюс еще 10 регионов, которые получают бюджетные кредиты от 90 до 100 процентов. А если мы посмотрим в конец спис­ка, то увидим 23 региона, доля бюджетных кредитов которых — от 3,5 процента до 49,5 процента в общем объеме долга. Средний уровень, средняя доля бюджетных кредитов по стране составляет 49,5 процента. Так вот, эти 23 региона находятся ниже этой черты, и это не самые сильные регионы. Здесь Тамбовская, Псковская, Орловская, Курганская, Пензенская области и Саха (Якутия), обеспечение бюджетными кредитами которой составляет 3,5 процента.

Вот это заложенное неравенство, я считаю, правительству необходимо начинать выравнивать. Мы радуемся за те регионы, которые имеют 100-процентное обеспечение бюджетными кредитами. Значит, лоббистские возможности этих регионов достаточно сильные, но задача федерального центра и парламента в том числе вместе с правительством — отвечать за сбалансированность региональных бюджетов. А в этой ситуации, которую мы наблюдаем, мы не видим вот этой четкой балансировки. И поэтому правительству необходимо обратить на это самое серьезное внимание.

Председательствующий:
— Спасибо, Василий Николаевич. Вы подняли очень актуальную тему».

* * *

— Что заставило вас выступить?

— Долги регионов. Еще в Государственной Думе, на всех заседаниях, где присутствовал министр финансов, я говорил, что необходимо замещать коммерческие кредиты, которые берут субъекты Российской Федерации из-за того, что им не хватает средств на исполнение государственных полномочий. Зачем брать кредиты под 10—11% годовых в коммерческих банках, если государство может дать бюджетный кредит под одну десятую процента годовых? Тогда убедили правительство, начали действовать программы замещения коммерческих кредитов — до 2017 года включительно. В 2018 году эти программы прекратили, Минфин посчитал, что достаточно заместили. И что мы видим сейчас? Новый всплеск долговой нагрузки по коммерческим кредитам!

На пленарном заседании я поставил вопрос о том, что нужно возобновлять программу замещения коммерческих кредитов бюджетными. Цена вопроса — 405 миллиардов. Это общий объем коммерческого кредита, взятого регионами для исполнения своих обязательств. Если государство заложит в бюджет 405 млрд. на замещение коммерческих кредитов и даже разобьет эту сумму на два года, бюджеты регионов сэкономят порядка 100 миллиардов, идущих на обслуживание долга. Деньги останутся в регионах, превратившись в инвестиции! А коммерческие банки пусть зарабатывают на кредитовании промышленности, а не на бюджете. В структуре заимствований Орловской области кредиты занимают 63,2%, из которых 35% — кредиты коммерческих банков. Бюджетные кредиты — 36,8%. А в среднем по стране бюджетные кредиты составляют 49,52 процента! То есть мы находимся ниже среднего уровня.

Справедливо? Как бюджетные кредиты распределяются? В восьми регионах — кредиты только государственные, 100-процентное замещение! И это регионы далеко не слабые. В десяти регионах госкредиты составляют от 90 до 100%. Например, в Северной Осетии, в Калужской области.
Почему Калужская область? Это мощный регион, который гремит повсюду, в который вложили очень много денег, инвесторов туда привели. И не потому, что там какой-то удивительный губернатор. Просто федеральный центр решил регион развивать. В результате — нагрузка на обслуживание долга минимальная.

— Может, созвониться с Калужской областью, узнать — кому и какие подарки заносить, каков механизм выгодного кредитования?

— Это исключительно решение Минфина.

— Когда читаешь выступление А. Силуанова, возникает ощущение, что мы с ним живем в разных странах: зарплаты выросли на 8,5%, бедных стало меньше на 500 тысяч. Откуда такие цифры? Оттого, что прежде относительно независимый Росстат теперь подчиняется министру экономического развития?

— Возможно, и поэтому. Минэкономразвития — орган планирования, а Росстат — контроля или хотя бы объективного отражения реальности. Не зря на последнем заседании правительства премьер-министр с возмущением сказал, что статистика искажена, и уже не понять, каково истинное положение вещей. Руководство страны принимает решение на основании цифр, которые ему предоставляют. Если цифры искажены, решения будут приниматься неверные.

— А разве не руководство страны переподчинило Росстат министерству?

— Значит, мы должны порекомендовать правительству сделать Росстат независимым, как прежде. Лукавая статистика никому не нужна.

— Но тогда Силуанов не сможет нас радовать. На ваш вопрос первый зам. председателя правительства, как смог, ответил. А вот на выступление — нет. Почему?

— Это не предусмотрено регламентом. Свою позицию Силуанов обозначил — высокий уровень задолженности коммерческим банкам он признает, но помогать избавляться от нее считает нецелесообразным. 111 млрд. рублей на обслуживание кредитов — это, по его мнению, нормально, пусть регионы платят.

— Это обеспечит коммерческим банкам стабильный доход…

— Можно и так сказать.

— Парадоксальная ситуация: майские указы направлены на улучшение жизни, регионы, во исполнение этих указов, не имея достаточно денег, влезают в долги, обогащая коммерческие банки…

— В майских указах поставлены правильные задачи и ориентиры — уровень жизни нужно повышать. С точки зрения стратегического планирования, это правильно. Вопрос в исполнении. Правительство оказалось не готово, все делалось с колес, расчеты — мы упоминали статистику — оказались не совсем верны. Майские указы федеральный центр должен был профинансировать на 100 процентов, это его решение, его полномочия. Регионам, однако, предложили участвовать в софинансировании — от 1 до 5%, Орловской области дали 1%. Все согласились. Но оказалось, что по программе переселения из ветхого и аварийного жилья, например, Орловщина, как и остальные регионы, должна затратить более 40% собственных средств!

— На языке аферистов это называется «кидок».

— Не знаю, как у аферистов, но то, что федеральный центр переложил часть своих полномочий на регионы, причем за их счет, это точно.

— Разве не существует закона, по которому выполнять следует только те полномочия, которые должным образом профинансированы?

— После выхода майских указов в 2012 году некоторые пытались вести себя именно так — уйти в сторону, не выполнять указы.

— Печальна судьба этих людей?

— Печальна, их сразу сняли с работы.

— Мы начали и не договорили про регламент. Выступление — не вопрос, на него можно не отвечать. Но почему оно было только одно — ваше?

— Да, записался только Иконников.

— В вашем личном деле не появится запись: «Выступает, когда можно было промолчать?».

— Вообще-то, председатель Совета Федерации В. Матвиенко заметила, что тему я затронул актуальную, и добавила, что есть сенаторы, которые ни разу еще не выступили. Давайте, дескать, поактивнее, товарищи сенаторы.

— Такая активность чревата. Ведь вы, Василий Николаевич, предлагая заместить коммерческие кредиты государственными, покушаетесь на доходы коммерческих банков.

— Прежде всего, я выступил в защиту Орловской области. Мы находимся под серьезной коммерческой нагрузкой. И не только мы, а еще два десятка регионов, где доля щадящего государственного кредита ниже, чем в среднем по стране. Балансировать региональные бюджеты — это обязанность федерального центра. Нагрузка на регионы должна быть равномерной, а она неравномерна. Я с этим не согласен! Государство легко может выделить двумя частями 400 млрд. на замещение коммерческих кредитов, значительно облегчив жизнь регионов. Был год, когда на эти цели выделялось и 300 млрд.

Этот вопрос я буду постоянно подымать в Совете Федерации. В моей жизни уже была подобная практика — на каждом заседании Госдумы, где присутствовал министр финансов или его заместитель, я возвращался к теме долга по «Пшенице-2000», который исчислялся у нас в евро! Курс евро рос, рубль девальвировался, и долг становился все больше и больше. Я смог добиться, чтобы его зафиксировали в рублях. Долг, конечно, никто нам не списал, но, по крайней мере, мы остановили его рост за счет курсовой разницы.

— Будем считать, что вопрос: кому, чего и сколько, каких брендированных орловских товаров и сувениров нужно везти, чтобы заменить коммерческие кредиты государственными, отпадает.

Беседовал Сергей Заруднев.

 

Обратная связь