г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Наступает политическая осень

У Кремля сломались выборы: Москва бунтует, а в регионах ставленники власти не имеют очевидного преимущества

Эта статья была опубликована в одном из наиболее либеральных изданий страны — «Новой газете», поэтому и оценки в ней даны соответствующие. Однако при этом анализ предвыборной ситуации в регионах России, на наш взгляд, заслуживает внимания. И хотя Орловская область в ней не упоминается, мы можем сделать немало полезных выводов и для себя.

До единого дня голосования в России в 2019 году остался месяц. Больше всего новостей о выборах и о том, что их окружает, идет из Москвы: здесь кампания в Мосгордуму превратилась в противостояние силовиков и гражданского общества. Однако за пределами столицы тоже происходит много интересного: предвыборные кампании губернаторов, местных Советов и региональных парламентов проходят больше чем в 30 регионах — и почти нигде победа провластных кандидатов не очевидна. Более того, сложностей у Кремля на местном уровне как минимум не меньше, чем в прошлом году. «Новая» обозначила горячие электоральные точки наступающей осени.

8 сентября новых губернаторов будут выбирать 16 регионов России. Наиболее сложная обстановка сохраняется в Санкт-Петербурге, где ставленник Кремля Александр Беглов настолько непопулярен, что, по словам политолога Александра Кынева, «если против него выставят столб, победит столб». При этом почти ни у кого нет сомнений, что Беглова в итоге изберут: весь вопрос в том, на какие ухищрения придется для этого пойти.

Днем в понедельник, 5 августа, горизбирком рассматривал заявления четырех граждан, которые посчитали, что в агитационных материалах кандидата в губернаторы от КПРФ режиссера Владимира Бортко есть нарушения. Как посчитали недовольные Бортко заявители, он использовал в своей агитации стихотворения Самуила Маршака и Редьярда Киплинга, но разрешения у правообладателей не спросил. Досталось Бортко и за его интервью «Новой газете»: муниципальный депутат поселка Петро-Славянка Владимир Козыро посчитал, что неудобный для кандидата-коммуниста разговор является настоящей агитацией. Итогом всех разбирательств может стать снятие Бортко с предвыборной гонки: это выглядит еще интереснее на фоне сообщений о том, что в качестве «кандидата номер два» срочно начинают раскручивать представителя «Справедливой России» Надежду Тихонову.

«За выборами в Петербурге мы с вами будем наблюдать, засунув палец в рот, — саркастична экономический географ Наталья Зубаревич. — Мой прогноз: Беглова изберут, но с нечеловеческими усилиями, вплоть до самых примитивных технологий докидывания бюллетеней…

Важно, что протест со стороны избирателей в крупных городах публично декларируется, но в регионах все несколько сложнее: там высок шанс сценария «фига в кармане», когда основной удар по кандидату наносят контролируемые вроде бы ранее бюджетники.

— Технологии привода на избирательные участки никуда не делись, — говорит Александр Кынев. — Но люди приходят и голосуют по-другому, то есть утрачивается контроль над базовым электоратом. Это фундаментальная проблема: почти везде мы видим сушку явки, агитация только косвенная и в форме материалов о деятельности кандидата, расчет делается на условных бюджетников — но это не сработало в прошлом году и, видимо, не сработает сейчас. Отсюда и истерика.

Проблемным регионом смело можно называть любой из участвующих в выборах, но с особыми трудностями предстоит столкнуться, например, в Астрахани. Там кандидатом в губернаторы от власти идет бывший охранник Путина, известный по фото с пулеметом в руках, — Игорь Бабушкин. Формально под него расчистили путь: до выборов не добрался через муниципальный фильтр известный астраханский политик Олег Шеин — но даже в отсутствие внятной конкуренции аналитическая служба «Давыдов.индекс» не дает Бабушкину больше 41% в первом туре. Это самый низкий прогноз для ставленника власти на ближайших выборах.

Сам Бабушкин строит свою кампанию на повторении тезисов Владимира Путина о социальной политике с поправкой на масштаб региона, а еще дает команду на возбуждение множества уголовных дел в отношении чиновников, лояльных прошлым губернаторам (за последние полтора года Бабушкин уже третий глава региона). Против него выставлен слабый и возрастной коммунист Николай Арефьев, но, по замерам недопущенного к выборам Олега Шеина, рассерженные горожане могут голосовать именно за кандидата от КПРФ.

«Это называется «дегажизм», когда голосование идет по принципу «кто угодно, только не власть», — объясняет политтехнолог Алексей Макаркин. — Включаются эмоциональные механизмы, и никто не смотрит на то, что кандидат слабый или вовсе технический».

В массовом порядке Кремль с этим явлением столкнулся на прошлых выборах, и за год ситуация стала только хуже: доверия к действующей власти не прибавилось, проблемы будут даже в сравнительно тихой Вологодской области (там отсидевшему восемь лет в кресле губернатора Олегу Кувшинникову тоже пророчат второй тур и около 42% голосов). С Бабушкиным из Астрахани дополнительная сложность в его бэкграунде: охранник Путина — силовик, и для спецслужб необходимость закрепить своего человека в регионе — ключевой вызов.

«Вероятно, силовики упрутся и будут делать все, чтобы их кандидат «не пролетел», — предполагает Наталья Зубаревич. — Здесь речь о корпоративных интересах». В помощь для таких случаев напрягут весь крупный бизнес, считает эксперт: в менее развитых регионах удобно заставлять руководителей крупных фирм, чтобы они вынуждали сотрудников проголосовать «как положено»…

Получается виртуальное перетягивание каната: лоялисты-конформисты, которых становится меньше не только на свободолюбивом Сахалине, но и где-нибудь в Курганской области, против измученных отсутствием надежд и готовых рискнуть сменой власти рассерженных горожан. Блестящих побед кандидатов от власти в таких условиях можно вообще не ждать, прогнозирует Александр Кынев: хорошо, если наберут достаточно для победы в первом туре количество голосов. Большие проблемы будут у тех, кто пришел на пост главы региона недавно.

«Это беда кадрового подбора: в регионы спускают абсолютно невнятных кандидатов. В администрации президента никого не слушают и слышать не хотят», — Александр Кынев намекает, где стоит искать изъян.

В итоге может сложиться ситуация, когда назначенца из центра местные элиты и общество просто не принимают. Одной из таких историй, судя по цифрам, является Республика Алтай: там с марта 2019 года регионом руководит уроженец Барнаула Олег Хорохордин, долгое время работавший в Москве. Его потенциал на выборах более-менее независимые политологи воспринимают едва ли не как самый слабый: местные жители хотят укоренившегося и знакомого с реалиями региона (одного из самых бедных) человека, а варяг из Москвы им практически безразличен.

Рабочих стратегий борьбы с системными конкурентами на уровне каждого региона достаточно, но все они не дают стопроцентного результата. Наиболее выигрышная методика — договориться заранее с конкурентами, чтобы они не стали мешать избранию кандидата от власти. Так произошло, например, в Оренбурге, где не стал выдвигаться сильный кандидат от ЛДПР Сергей Катасонов, и в Забайкалье, где против активно раскручиваемого Александра Осипова должен был пойти коммунист Николай Мерзликин, а в итоге КПРФ выдвинула менее известную фигуру.

Кулуарные договоренности позволяют убрать конкурента, но не недовольство. Алексей Макаркин говорит, что дегажизм тем и примечателен: в отсутствие условного коммуниста его аудитория, скорее, пойдет голосовать за жириновца, и наоборот — в сторону провластного кандидата этот электорат не повернется. Там, где перед стартом договориться не получается, возможны другие хитрости. На будущих выборах в Ставропольском крае Макаркин рекомендует обратить внимание на кандидата от КПРФ, бывшего командующего 58-й армией Северо-Кавказского военного округа Виктора Соболева: в регионе сильно влияние военных, поэтому у него неплохие шансы. Однако был зарегистрирован и кандидат от Коммунистической партии социальной справедливости (КПСС), и это очень похоже на попытку запутать избирателя, считает политтехнолог.

Если с губернаторскими выборами еще как-то можно «похимичить», то с избранием городского и областного парламентов все куда сложнее. В некоторых регионах кампании накладываются друг на друга, и это приводит к дополнительному риску получить протестное голосование: проблемы у Кремля почти наверняка возникнут на Сахалине и в Забайкалье. Серьезным испытанием станет выборный период в Хабаровском крае. «На выборах губернатора «Единая Россия» провалилась со своим кандидатом, а сейчас у нее нет никакого преимущества на ближайшей кампании ни в городскую думу, ни в законодательную. Позиции губернатора Фургала от ЛДПР достаточно сильны» — констатирует Александр Кынев.

Но даже без наложений заполыхать может на любых, даже самых, казалось бы, безопасных выборах. Яркий пример — Севастополь: там активно снимают с гонки всех кандидатов, которых можно было бы назвать людьми экс-спикера Заксобрания Алексея Чалого.

Три недели назад подписи в поддержку партий «Родина» и «Зеленые» признали недействительными. Это только обостряет конфликт Чалого и властей и явно добавляет головной боли кураторам выборного процесса.

Сами кураторы не обязательно находятся в Москве: большая часть выборов отдана на откуп местным органам власти, убежден Александр Кынев. Москва, разумеется, хочет держать руку на пульсе: ей хватило одной только прошлогодней истории в Приморье. Но для того, чтобы таких историй избежать в дальнейшем, ничего не сделано, и в условиях риска получить новое Приморье в любом месте Кремль озаботился извечным вопросом «что делать?».

Стратегий на самом деле всего две. В рамках первой из них АП, понимая, что во всех местах одновременно выиграть почти нереально, некоторые регионы уступит. «Челябинск, Сахалин, Мурманск точно не отдадут конкурентам, а вот Республику Алтай — могут», — предполагает Наталья Зубаревич. Кынев добавляет, что гипотетически в Москве ничего бы не потеряли, если кто-то другой стал бы губернатором Курганской области. Но это вариант условный, и, например, Алексей Макаркин считает, что такое развитие событий маловероятно. «Кремль никогда ничего не отдает [просто так]. Для него вообще недопустимо, чтобы их ставленник проигрывал. Он прошел уже кучу согласований — и вдруг уступает. Это же нарушение всех договоренностей с разными акторами», — говорит Макаркин.

Вторая стратегия — единственно возможная, когда речь заходит о необходимости сохранить все рычаги контроля в своих руках. «Вы же понимаете лучше меня: если устроили «мочилово» в Москве, то нельзя допускать, чтобы и в регионах кто-то лез поперек батьки. Одно дело, когда такие результаты на выборах — неожиданность, а теперь-то мобилизация начальства проведена, — предполагает Наталья Зубаревич. — Силовики встали у руля, и, чтобы доказать свою профпригодность, внутриполитический блок Кремля будет биться за результат. Иначе его просто снесут».

Другие эксперты соглашаются с тем, что Москве важно будет не уступить ни в одном из проблемных регионов. Бить дубинками избирателей, как в столице, пожалуй, не станут и работать будут уже по факту — старыми добрыми методами фальсификаций. Но даже это не дает абсолютной уверенности в том, что где-нибудь в условной Липецкой области люди не выйдут на улицы, если авторы выборов начнут работать совсем без границ дозволенного.

Выходит так, что для всех сторон сейчас выборы — это и не совсем уже выборы. Избиратели мечутся между официально плохим и официально очень плохим вариантами, но и Кремль вряд ли смотрит на выборные процедуры последнего времени с энтузиазмом. Игра в поддавки перестала давать результат, а когда люди хотят сыграть по-честному, власть начинает нервничать и предъявлять максимум надуманных претензий ко всем, кто захотел справедливости.

Вячеслав Половинко,
Анастасия Тороп.
«Новая газета» № 86
от 7 августа 2019 г.

 

Обратная связь