г. Орел, ул. Ковальская, д. 5

8 (4862) 22-33-44

8 (4862) 77-88-99

Вход Регистрация

 

г. Орел, ул Московская, 78

8 (4862) 55-00-45

8 (4862) 71-73-62

Финансирование большевиков немцами – миф

Существует устойчивый миф о финансировании большевиков немцами. Природа этого заблуждения понятна — особенно сегодня, во времена второго «застоя», когда не только интересующиеся политикой граждане, но и значительная часть представителей власти, не может понять, как в России может что-то происходить по воле народа. За любым действием «политизированной группы лиц» просматриваются злые намерения Запада, масонов, банкиров-евреев, тайного мирового правительства (этот список бесконечен). Маленькая, но боевая партия
К началу Октябрьской революции число членов партии большевиков составляло около 80 тысяч человек, тогда как у кадетов было 90 тысяч, у меньшевиков — 150 тысяч, у эсеров — около 700 тысяч членов. Эти цифры служили дополнительным аргументом для тех, кто серьёзно относился к «теории заговора»: она состояла в том, что относительно малочисленная партия большевиков, к тому же не имевшая широкой поддержки в народе (22 % на выборах в Учредительное собрание против 54 % у эсеров), не могла собственными силами совершить революцию.
Была и вторая причина наделять большевиков демоническими силами. При всей относительной малочисленности и небольшой популярности большевики были самой энергичной политической группой в 1917 году, не шедшей ни на какие компромиссы. Летом 1917 года только они отстаивали две идеи — самые популярные среди населения и самые непопулярные среди правительства (меньшевиков, эсеров и кадетов) — о земле и мире. Реализация этих двух главных народных запросов, как считали остальные политические силы того времени (и история доказала их правоту), неизбежно должна была привести к смуте, сепаратизму и бойкоту России со стороны Антанты. А потому Временное правительство приняло решение во что бы то ни стало остановить большевиков.
Временное правительство было демократическим, и для нейтрализации большевиков в июне-июле 1917 года оно приняло меры, которые сегодня назвали бы пиаром: так на свет появилась информация о финансировании РСДРП(б) немецким Генштабом (но нескольких большевиков по обвинению в измене, к примеру Троцкого, все же посадили на короткое время в тюрьму).
Подделка была шита белыми нитками, но тем не менее за неё ухватились конкуренты большевиков по социалистическому движению (эсеры и меньшевики), а позже белые и контрреволюционеры всех мастей. Более того, «документы» о финансировании большевиков немцами и сегодня принимаются всерьёз частью политизированных россиян, официальным агитпропом (от телепроповедников до поп-историков) и даже высшим чиновничеством. «Компромат» создали на одной и той же пишущей машинке
Известный английский разведчик Джордж Хилл в автобиографической книге «Моя шпионская жизнь» рассказывает, кто изготовил поддельные документы о финансировании большевиков немцами. Хилл провел в революционной России почти два года, начиная с лета 1917-го. Он был ярым антикоммунистом и участвовал в нескольких заговорах против советской власти. Так что подозревать Хилла в симпатиях к большевикам нет никаких оснований.
Инициатором легенды о том, что большевики, в частности Ленин, были агентами Германии, стал министр вооружений Франции Альбер Тома, а разработчиком и исполнителем — капитан французской разведки Пьер Лоран. Он-то и пропагандировал летом 1917 года идею об использовании немцами большевиков и лично Ленина как «платных германских агентов». В распространении этой информации ему помогал начальник контрразведки Петроградского военного округа Борис Никитин.
В 1918 году в Петрограде Хилл был свидетелем приобретения одним из агентов английской разведки СИС документа, якобы подтверждающего принадлежность Ленина и других советских руководителей к шпионажу в пользу Германии. Сам Хилл вспоминает: «Ленина и Троцкого обвиняли в том, что они являются германскими шпионами. Действительно, было очень странно то обстоятельство, что Россия вела войну с немцами, а Ленину и еще тридцати коммунистам дали возможность проехать германскую территорию в запломбированном вагоне, и он благополучно прибыл на Финляндский вокзал. Когда я был в Петрограде, ко мне подошел наш работник и сказал, что купил за 15 тысяч фунтов стерлингов (150 тысяч рублей золотом) документ, который указывает и подтверждает, что Ленин и Троцкий — немецкие шпионы.
Документ был настолько правдоподобен, что не оставлял никаких сомнений в их виновности. Потом им было получено еще несколько документов, и нигде не было никакой ошибки. Но однажды я взял увеличительное стекло и обнаружил, что везде в этих разных документах русская буква "е" немного не дописана. Я сразу заявил, что это фальшивка. Нашли человека, который фабриковал эти документы, и на допросе он признался в их подделке.
Тогда наш сотрудник из СИС заявил, что не хочет, чтобы британская казна страдала из-за этой ошибки, и мы продали эти документы американцам за 25 тысяч фунтов стерлингов. Американцы распространяли их в колчаковской и деникинской армиях».
Фальшивка получила в исторической литературе название «документы Сиссона» (по имени американского издателя Эдгара Сиссона). В России до сих пор принято ссылаться на многотомные дела правительства Керенского и на созданную им специальную комиссию, якобы установившую факт участия «германского золота» в русской революции.
Комиссия эта действительно была создана, и некоторые факты она установила. Оказалось, что германский генштаб никаких денег на русскую революцию не давал: война поглощала все ресурсы Германии. В действительности же деньги на революцию поступали из Франции, но только не большевикам, а партии эсеров, члены которой входили в состав правительства Керенского. Поэтому следствие было тихо свернуто, а сами дела сданы в архив.
Английский разведчик Хилл рассказывает предысторию «документов Сиссона». В конце октября 1918 года Осведомительное бюро Соединенных Штатов издает брошюру «Германо-большевистский заговор». В ней было помещено около 70 документов, якобы доказывающих, что Ленин и Троцкий были платными агентами германских спецслужб и Вальтера Николаи, главы германской военной разведки. Правда, если бы издатель брошюры хорошо знал структуру высшего военного управления в Германии, он не включил бы эти документы, проданные англичанам, а затем попавшие в руки Сиссона, в книгу как явно фальшивые, так как служба Николаи не занималась политическими акциями. Это была прерогатива политического отдела Генштаба или министерства иностранных дел.
Подкуп большевиков тоже не доказан. В секретном фонде разведывательной службы при Верховном командовании Германии насчитывалось всего 450 тысяч марок, на которые необходимо было содержать разведывательные органы как на Востоке — против России, так и на Западе — против Франции, Англии и Бельгии, а позднее и США. Кто такой Ленин, тоже было неясно. «Я ничего не знал тогда о большевиках, а о Ленине знал только, что это политический эмигрант Ульянов, проживающий в Швейцарии», — писал глава германской военной разведки в своих мемуарах.
Еще один английский разведчик — Брюс Локкарт — также рассказывал о поддельных документах. «Некоторое время они циркулировали в кругах, связанных с союзническими миссиями в Петрограде. Одна серия "оригиналов" была приобретена американским агентом. Через несколько месяцев обнаружилось, что эти письма, якобы пришедшие из различных мест, таких как Спа (город в Бельгии), Берлин и Стокгольм, были отпечатаны на одной и той же машинке», — вспоминал он.
Появлением фальшивки были возмущены в Германии. 2 апреля 1919 года газета Deutsche Allgemeine Zeitung от имени Генерального штаба, осведомительного отдела МИД Германии и Госбанка заявила, что изданная американцами брошюра «ни что иное, как недобросовестный и нелепый подлог».
Министр Ф. Шейдеман, фамилией которого якобы был подписан один документ, пришел в ярость: «Я заявляю, что письмо это с начала до конца сфальсифицировано; что все события, с которыми это письмо связывает мое имя, мне абсолютно неизвестны».
Что представляют собой «документы Сиссона», было хорошо понятно и президенту Чехословакии Томашу Масарику. Он писал в своих мемуарах: «Не знаю, сколько за них дали американцы, англичане и французы, но сведущему человеку сразу было видно, что наши друзья купили подделку: все документы, которые должны были присылаться из разных государств, были написаны на одной пишущей машинке...»
Одна из версий, почему эсеро-меньшевистское правительство Керенского летом 1917 года изготовило и стало активно распространять антибольшевистскую фальсификацию, была причастность самих эсеров к немецкому финансированию оппозиции. Таким способом эсеры хотели отвести от себя подозрения.
В начале 1920-х годов очень много говорилось о связи эсеров с немецким Генштабом. В первую очередь речь шла об одном из лидеров эсеров Викторе Чернове (он был первым и последним председателем Учредительного собрания). Расследованием этого дела занимался знаменитый контрразведчик партии эсеров Владимир Бурцев. На эту тему его навел Михаил Первухин — тоже эсер, политэмигрант, проживший в Италии (к середине 1920-х годов на почве антикоммунизма он стал убежденным фашистом, автор «Манифеста русского фашизма»).
Впрочем, в это смутное время все политические силы России не гнушались иностранной помощи. Как признавалась один из лидеров эсеровской партии Е. К. Брешко-Брешковская в декабре 1917 года, финансовые вливания из США в партию эсеров составили около $ 2 млн. Эта помощь была оказана в расчете на то, что эсеры развернут широкомасштабную антибольшевистскую агитацию. На немецкие деньги в 1917—1918 и на английские в 1919—1921 годах жили грузинские меньшевики. В Гражданскую войну армии белых открыто финансировались Антантой. Возможно, подпиткой большевиков тоже занимались какие-то иностранные силы, но документы, которые приводят в доказательство этому, — все же грубая подделка.
Ольга Барталева

Обратная связь